#КүшiмiзБiрлiкте
#КүшiмiзБiрлiкте    #СилавЕдинстве

Лента событий

Вчера
27 ноября
26 ноября

ОПРОС

Вас устраивает очистка города от снега?
  • Да, убирают хорошо;(12)
  • Конечно нет! То лёд, то снега по колено – ходить невозможно;(65)
  • Местами да, местами нет;(49)
  • Можно было бы лучше, надеюсь исправятся.(6)

Журналист в погонах: корреспондент ekaraganda.kz на один день перевоплотился в полицейского

Журналист в погонах: корреспондент ekaraganda.kz на один день перевоплотился в полицейского
eKaraganda

В рамках постоянной рубрики «журналист меняет профессию» корреспондент ekaraganda.kz Евгения Вологодская один день проработала в качестве сотрудника полиции. Проводником в мир защиты прав и свобод казахстанцев для журналиста стала старший инспектор по защите женщин от насилия в области Гульбану Сатпаева-Алпысбаева.

  

 

 

 

 

 

 

 

Много лет Гульбану Сатпаева-Алпысбаева помогает женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Всего по области работает 14 инспекторов, 2 из них в Караганде. Сегодня мы вместе собираемся посетить кризисный центр для женщин в Шахтинске.

Увидев полицейского на улице, как вы понимаете, что перед вами страж порядка? Конечно, в первую очередь в глаза бросается форма. Поэтому сначала журналиста нужно было переодеть. Форменную одежду полицейские получают в департаменте полиции. Для мужчин форменные брюки, рубашка, китель и фуражка. Для женщин форменная строгая ниже колена юбка, рубашка и пилотка. Гульбану признается, что если в основном полицейские-мужчины довольствуются предоставленной стандартной формой, то женщины гораздо чаще  заказывают форму в ателье. Каждая женщина полицейский хочет выглядеть идеально, чтоб форма сидела как надо. Поэтому дамам приходится подгонять ее под свою индивидуальную фигуру, что-то перешивать, что-то специально заказывать.

О распущенных волосах в полиции можно забыть. Волосы женщины-полицейские аккуратно собирают в конский хвост или низкий пучок. Гульбану шутит, что я первый день на рабочем месте, а уже нарушаю, указывая на мои распущенные волосы.

До Шахтинска полицейский такого уровня, как Гульбану Сатпаева -Алпысбаева добирается самостоятельно на машине. По пути старший инспектор рассказывает, какая сегодня нас ждет работа. Кризисный центр в Шахтинске сейчас располагается в съемной квартире. Если в Караганде - это отдельное здание, которое полностью занимают женщины и их дети, попавшие в трудную жизненную ситуацию, то в таком небольшом городе как Шахтинск выгодней снимать небольшое жилье. Договор стандартно заключается на год.

 

 

 

 

 

 

 

 


ШАГ 1

Прибыв на место, мы заходим внутрь. Обычная двухкомнатная квартира с косметическим ремонтом. Большой не новый диван, рядом стол и несколько табуретов. В соседней комнате большая кровать. Не курорт, но чтобы пережить тяжелые времена, вполне достаточно.
Нас встречает худенькая женщина лет 30-35. Очень скромная. Не торопясь, она делится своей историей. Одна из первых и самых главных задач инспектора по защите женщин от насилия – это выслушать, разобраться в проблеме, а потом уже продумывать дальнейшие шаги.

Гульмира (имя героини изменено из этических соображений – авт.) не выглядит женщиной, которая злоупотребляет спиртным, бросает своих детей или ведет аморальный образ жизни. Иногда в центр попадают и такие женщины. Также частыми гостями кризисных центров бывают бывшие воспитанницы детских домов. Гульбану вздыхает, что почему-то часто случается так, что девочки, в детстве лишенные родительской опеки, и во взрослой жизни часто не могут определиться. Не имеют постоянной работы, цели в жизни, никак не могут найти свою стезю. Бывают и совершенно обычные женщины, над которыми внезапно нависли «обстоятельства».

- К примеру, к нам в кризисный центр как-то привозили женщину, которая поругалась со свекровью. Супруг уехал на вахту, а свекровь взяла ее и выгнала. Ей совершенное некуда было идти. Пока муж был на вахте, она находилась в центре, потом вернулась домой. Со свекровью они помирились, - рассказывает волонтер Красного креста, которая как раз помогала Гульмире, когда мы приехали.

В случае же Гульмиры все совсем иначе. Женщина совершенно непьющая. Скромная. 15 лет была замужем. Муж военный. У них трое детей. По долгу службы супруга, семья постоянно переезжала из города в город. Разошлись супруги уже в Караганде.

Гульмира признается, что бывший супруг поднимал на нее руку. И это стало причиной развода. Тем не менее бывший муж не бросил детей, добросовестно перечисляет алименты. Но в кризисном центре она оказалась по вине сожителя. Была летом, потом ушла. Теперь вот опять была вынуждена вернуться. Сожитель также дерется. Возвращаться к нему она не намерена.

Пока Гульмира без работы. Говорит, что последнее время мучается болями в спине из-за осложненного сколиоза. Долго стоять не может, поэтому ей нужна сидячая работа.

 

 

 

 

 

 

 

 

ШАГ 2

Вторым шагом является помощь в написании заявления на обидчика, оформлении документов на развод (если есть необходимость). Очень часто, оказываясь в кризисном центре, после тяжелых побоев, женщины отказываются писать заявления на супругов и сожителей. Инспекторам приходится уговаривать. Ведь без письменного заявления пострадавшей, полицейские не могут принять никаких мер в отношении домашнего тирана.

В случае Гульмиры с бывшим мужем она официально в разводе. Ей не нужно помогать оформлять бумаги, добиваться алиментов. С новым сожителем они не женаты. Общих детей нет. К слову, уговорить Гульмиру, написать на сожителя заявление ни сотрудники кризисного центра, ни инспектор так и не смогли. Не писать заявление ее попросила свекровь. Очень часто казахстанки, попавшую в подобную ситуацию, боятся придавать огласке случившееся. Опасаются мести со стороны супругов, боятся быть непонятыми родственниками, знакомыми и друзьями. Предпочитают скрывать случившееся как позорную страницу. Что к слову совершенно неправильно. Инспекторы объясняют пострадавшим женщинам их права. Что они могут и должны наказывать партнеров, поднявших на них руку.

Традиции и устои, сложившиеся в современном казахстанском обществе, к сожалению, этому не способствуют.

ШАГ 3

Следующий шаг в помощи – это найти семье постоянное жилье, новое место работы для женщины и перевести ее детей в школу, где они теперь будут учиться (если в этом нуждаются). Два старших сына Гульмиры уже учатся в одной из шахтинских школ. Женщина пока планирует задержаться в этом небольшом городе. Так как съемное жилье здесь гораздо дешевле. Она получает алименты на детей, поэтому хотя бы на то, чтобы снять квартиру, на первое время хватит. Дело стоит за поиском работы. По образованию Гульмира повар. Но диагноз не позволяет ей устроиться именно поваром. Услышав, что у нее сколиоз и она не может много времени проводить стоя, старший инспектор Гульбану Сатпаева- Алпысбаева тут же предлагает ей пройти бесплатные курсы швеи.

- Не хотите пройти курсы швеи? В рамках кризисного центра проводятся такие курсы. У нас в центре, если женщина имеет какую-то специализацию, то ее сразу же стараются трудоустроить. Если же нет профессии, то стараются сразу же отправить на курсы. Вакансию швеи у нас найти реально. Сейчас очень много точек ищут швей, - предлагает Гульбану Сатпаева -Алпысбаева.

Учиться на швею Гульмира согласна. 

В шахтинском кризисном центре женщины в среднем находятся 10 дней. Могут задержаться еще на какое-то время. В Караганде в кризисном центре в особо сложных случаях женщины живут там до полугода. Это, конечно, внушительный срок, за который попавшая в сложную жизненную ситуацию казахстанка может решить часть своих проблем.

Помощь в поиске новых рабочих мест кризисному центру очень часто оказывает Ассоциация деловых женщин Карагандинской области. Женщины-предприниматели охотно трудоустраивают имеющих полезную специальность, нуждающихся в помощи карагандинок.

В целом работа инспектора по защите женщин от насилия очень непростая. И работа в том числе с Гульмирой, еще далеко не закончена. Разве можно решить все проблемы за один день? На инспекторов же возложена большая ответственность за судьбу, пострадавших от домашнего насилия казахстанок. Ведь после того, как «передышка» в кризисном центре заканчивается, они снова могут оказаться на улице. Поэтому инспекторы стараются по максимуму помочь. И зачастую ведут их дела месяцами и даже годами. 
За дальнейшей судьбой «выпускниц» кризисных центров очень тщательно следят. Конечно, очень радуются, когда подопечным удается твердо встать на ноги. Но в тоже время всегда готовы оказать помощь повторно.

Пожалуй, самое важное, что удалось вынести за этот день то, что в первую очередь из-за ошибок взролых, страдают их дети. Хотелось бы, чтобы казахстанцы научились решались проблемы внутри семьи цивилизованно, чтобы в первую очередь оградить детей. Ну и всегда остро стоит проблема жилья. Если бы у каждой из "выпускниц" кризисных центров была своя квартира, центры бы больше не понадобились.

Справочно:
На сегодняшний день на территории области функционируют 10 кризисных центров, оказывающих психологическую и социальную помощи женщинам и детям, перенесшим бытовое насилие и оказавшимся в трудной жизненной ситуации:

- Караганда - КЦ при ЧФ «Қорғау-Астана»;
- Темиртау - КЦ при ЧФ « Қорғау-Астана»;
- Сарань - КЦ при ОО «Мир добра»;
- Шахтинск - КЦ при ОО «Мир добра»;
- Жезказган - КЦ при ЧФ « Қорғау-Астана»
- КЦ при ОО «Жанашыр»;
- Осакаровский район - КЦ при ОО «Шанс»;
- Абайский район - КЦ при ЧУ «Позитивное развитие»;
- Бухаржырауский район - КЦ при ОО «Мир добра».

В этом году в кризисные центры по области обращались 124 жертвы  бытового насилия ( 42 из них женщины и 82 ребенка). В 2021 году жертв бытовго насилия было меньше - 95 человек.

Одним из приоритетных направлений ОВД остается профилактика преступлений в сфере семейно- бытовых отношений.

За 8 месяцев 2022 года привлечено к административной ответственности 3 821 правонарушителей, в том числе по:
- ст. 73 КРКобАП (Противоправные действия в быту) – 2 328;
- ст.73-1 КРКобАП (Причинение легкого вреда здоровью) – 641;
- ст. 73-2 КРКобАП (Побои) – 59;
- ст. 461 КРКобАП (Нарушение защитного предписания) – 793.
 

    Рассылка:Рассылка: 






    Предложить новость
    Мы в соцсетях