Караганда Онлайн

Подробнее

Караганда Онлайн

Лента событий

Вчера
23 августа
22 августа

ОПРОС

В каком возрасте детям лучше идти в 1 класс?
  • В 6 лет: современные дети легко адаптируются к учебе в более раннем возрасте;(27)
  • В 7 лет: именно в этом возрасте ребенок готов к школьным нагрузкам;(136)
  • В данном случае возраст не играет важную роль.(3)

Журналист меняет профессию: воспитатель в детском доме

eKaraganda

Семья, для человека, который в ней вырос, понятие естественное. Даже если семья была не полной, даже если ребенок по тем или иным причинам был несчастлив, человек, выросший в семье, смотрит на мир другими глазами, чем тот, кто рос в детском доме. Как данность принимаются понятия "мама" и "папа", "бабушка" и "дедушка", "моя комната", "мои игрушки". А есть параллельный мир. Там тоже используют слова и "дом", и "мама", и "семья", но ведь нам не сложно отличить испеченный домашний торт от магазинного, так и здесь, сразу становится понятно, что эти слова применяются только для того, чтобы не лишать человека возможности их произносить. В этом параллельном мире подобные слова произносить не так "вкусно", как в настоящей семье. Речь идет о детском доме, о другой вселенной, в которую людям, воспитанным в семье, никогда не попасть. Корреспондент Алиса Войташенко в проекте "Журналист меняет профессию" попыталась узнать больше о жизни, которой живут ребята из детского дома, и о людях, которые помогают строить эту жизнь – о воспитателях.

Еще в прошлый раз, когда мы делали серию материалов проекта "Журналист меняет профессию", была идея побывать в роли воспитателя детского дома. По разным причинам сделать подобный материал не получилось, но в этот раз, мы решили написать о людях этой профессии в числе первых. Согласовав наше желание с Управлением образования, работать воспитателем я поехала в детский дом "Таншолпан" в Пришахтинске.

Для меня понятие "детский дом" формировалось определенным образом на протяжении жизни. Поначалу мои впечатления складывались из рассказов мамы о судьбе детей, оказавшихся в детском доме. Тогда она работала судебным исполнителем, и несколько раз вместе с сотрудниками органов опеки приходила в неблагополучные семьи. Приход такого состава людей означал одно - ребенка заберут у родителей, чтобы передать на воспитание государству. Мама рассказывала, как эти дети живут, что в доме грязь, а от родителей пахнет водкой. Несколько раз брала к нам в квартиру таких ребят на пару часов перед тем, как отвезти их в детский дом в другой населенный пункт, но в это время я, скорее всего, была в школе, поэтому знаю об этих фактах только со слов. Но этого мне хватало, чтобы, будучи ребенком, понять - этим детям приходится не сладко.

Потом, когда я училась в старших классах, к нам в поселок с выступлением приезжали ребята из Литвиновской школы-интерната. Как они танцевали! Это было потрясающее выступление. Отвлекало одно - мысль, что эти дети из детского дома. Мне до глубины души было их жаль.

Уже работая, я снова столкнулась с ребятами, оказавшимися на воспитании государства. На этот раз с малышами. Несколько раз я ходила делать репортаж с утренников, организованных спонсорами для детдомовцев. Глядя на этих птенчиков, которые крутят головой в разные стороны, чтобы разглядеть всех, кто к ним пришел с подарками, слезы наворачивались на глаза.

Все эти годы я только и делала, что жалела детей из детского дома. Это, конечно, не плохо. Но в этот раз я попала в детский дом, где живут подростки. И мне показалось, что нужно перестать жалеть. Это бесполезное чувство в данной ситуации. Нужно совсем другое - понять этих ребят. Каким-то образом, приложив максимум усилий, узнать, что им нужно, чтобы суметь жить в этом мире. Прочитать их мысли и предугадать каждый шаг, который они собираются сделать. И направить в нужную сторону. Так вот в этом и заключается работа воспитателя детского дома. Но, конечно, и они жалеют своих воспитанников.


Утром того дня, в который я работала воспитателем детского дома, директор учреждения Амангельды Жунусов предложил мне ехать на работу с ним вместе. Директор живет на Юго-востоке города, как и я, каждый день ездит на работу в Пришахтинск. Поэтому наша с ним беседа проходила в машине.

Проектная мощность детского дома "Таншолпан" - 120 детей, но воспитываются всего 82 ребенка. С каждым годом наблюдается тенденция снижения этой цифры. В учреждении малышей нет. Здесь живут ребята-подростки.

- У всех детей разные судьбы, конечно, у большинства из них за плечами непростая жизнь, - говорит Амангельды Жунусов. - Есть ребята, которых мы приняли из спецшколы. Представьте, с каким негативным восприятием мира они приходят. Но мы уже знаем, что их поведение причина неправильного подхода. У каждого ребенка огромное количество нерастраченной энергии, конечно, нужно найти ей выход. Мы приучаем детей к труду - в учебе, спорте или творчестве. И тогда появляется хороший результат.

Амангельды Саматович говорит, что раньше их учреждение называлось детским домом семейного типа. Сейчас такого названия нет, но принцип внутреннего администрирования остался тем же. Сегодня в детском доме восемь так называемых семей. У каждой семьи своя, можно так сказать квартира. По очереди с детьми работают три воспитателя. Воспитателя дети называют мамой. Но не все. Есть дети, чьи родители живы, в таких случаях у ребенка не возникает потребности употреблять это столь важное в жизни слово.

В семье воспитываются и мальчики, и девочки, допустимо проживание ребят разных возрастов. Это, конечно, огромный плюс. Если в детский дом попадают братья или сестры, они не разделяются, живут вместе, общаются каждый день. Меня направили в семью №3. При входе попадаешь в коридор. Директор говорил, что в детском доме всё максимально приближено к домашним условиям, но я не думала, что настолько. Обстановка, действительно, как в очень хорошей квартире. Хорошая мебель, мягкие ковры, уютные занавески. В комнате мальчиков двуспальные кровати, полка с книгами, телевизор. Девчонок больше, поэтому в двух их комнатах (для младших и для старших девочек) большую часть занимают кровати, но также есть шкаф с одеждой и школьными принадлежностями. Есть зал. В комнате диван с креслами, телевизор, стол, за которым дети делают уроки, стенка, уставленная посудой. И, конечно, кухня, что меня очень удивило. На кухне два стола - один большой, чтобы уместилась вся семья, другой маленький - для чаепития. Возле большого стола диван, а с другой стороны стулья. Есть кухонный гарнитур, холодильник и микроволновая печь. Оказалось, что ребята обедают на своей кухне, получая еду в столовой, разливают и раскладывают ее уже здесь. Остатки убирают в холодильник. При желании всегда можно еду подогреть и поесть снова. Посуду ребята моют сами, убирают свою квартиру тоже. Стирка и глажка тоже на них – всё под присмотром воспитателя и с его помощью. У каждой семьи есть стиральная машина, утюг и гладильная доска. Одним словом, дети из детского дома "Таншолпан", выпускаясь, умеют и готовить, и стирать, и убирать. На мой взгляд - это очень здорово. Ведь нас в семье учат таким вещам. Даже если чего-то мы не делали, то хотя бы видели это. И во взрослой жизни без труда адаптировались и могли сами себя обслужить.

В детском доме есть тренажерный зал, звукозаписывающая студия, танцевальный зал, в котором администрация по выходным организовывает просмотр фильмов, слесарная мастерская, кабинет для творчества и многое другое.


По приезде меня передали в руки юриста Аяна Карима и заместителя по учебной работе Гульнары Майкамбаевой.

- По выявлению органов опеки дети, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации, попадают в Центр адаптации несовершеннолетних в Темиртау. Там они находятся 90 дней. Специалисты выявляют родственников, если их нет, или родители лишены или ограничены в родительских правах, дети направляются в детские дома. Уже в детском доме с детьми ведется работа юриста, психолога, социального педагога по выявлению его интересов. Необходимо понять, к чему склонен ребенок - учебе, спорту или творчеству. По этим выводам мы определяем детей в различные кружки и секции. Наша цель - создать условия для развития. Это среда возможностей, которые мы даем по максимуму.

Возможно, именно это привело к тому, что детский дом "Таншолпан" считается одним из лучших. Воспитатели здесь с недавних пор ведут еще и кружки. Это директор решил, что раз детский дом удален от центра города, значит нужно создать возможность для детей заниматься творчеством и спортом здесь. И результат от этого есть. К примеру, ребята, занимающиеся футболом, в зимнее время занимаются лыжами. Их выносливость позволила выиграть Республиканский чемпионат по футболу "Навстречу мечте". В качестве приза была поездка в Лондон. Ребята побывали на стадионе Стэмфорд бридж и познакомились с футболистами команды «Челси». Дети детского дома "Таншолпан" первые во многом, но почему же порой выходит так, что они повторяют судьбу своих родителей, или же просто не находят себя в жизни, когда покидают детский дом?

Гульнара Майкамбаева говорит, что ребят опекают до тех пор, пока они не получат образование. По закону каждый воспитанник детского дома должен получить специальное образование, а лучше высшее.

- После детского дома, обучаясь в вузе или колледже, ребенок живет в Доме юношества, но когда он окончит обучение, должен будет сам устраивать свою жизнь. И вот тут, не все, конечно, а лишь какой-то процент, ребята попадают в ту среду, из которой пришли.
Большое влияние оказывают на них родственники, родители, какие бы ни были.

Несмотря на сложность работы в детском доме, работать воспитатели сюда приходят и многие остаются.

- Если говорить о работе в обычном детском саду, то там воспитатель находится под пристальным вниманием родителей. Суть работы лишь в том, чтобы приглядывать за ребенком. В детском доме у воспитателя есть возможность дать всё хорошее своим воспитанникам, чем он обладает, обучить их, направить - это интересно. А особенно здорово, когда видишь успехи своей работы, когда дети меняются в лучшую сторону. Думаю, поэтому воспитатели по многу лет работают в подобных учреждениях,- говорит Гульнара Майкамбаева.

Заместитель по учебной работе рассказывает, что детей-подростков в семьи берут реже, чем из дома ребенка.

- Берут те люди, которые уже вырастили своих детей, но у них еще есть силы, чтобы помочь еще одному ребенку. Также берут те, кто понимает, что уже не справится с малышом.

Аян Карим говорит, что в этой процедуре детский дом не выбирает родителей, в стены детского дома приходят люди уже с направлением от органов опеки.

- Предварительно потенциальные родители собирают пакет документов для органов опеки. Если они подходят, то получают доступ к базе данных, в которой числятся дети со всей страны. Указав свои требования, каким должен быть ребенок, а самое частое пожелание, чтобы был похож, родители начинают выбирать.

Выбирают по фотографии и характеристике. Сюрпризов никаких. О ребенке напишут всё - и о его трудном детстве, и о наличии родителей, и об отклонениях, связанных со здоровьем. И если приемные родители готовы взять на себя ответственность по воспитанию человека с определенным прошлым, тогда работа будет продолжена. Родители должны будут обучиться в школе приемных родителей, пообщаться некоторое время с ребенком. Но вопреки нашим представлениям, не все дети хотят жить в приемной семье.

- Им здесь хорошо, они не хотят уходить из зоны комфорта, - говорит Гульмира Майкамбева.- В гости да, они согласны, а жить постоянно не хотят. У многих ведь родители живы - дети ждут маму. Тут только 20% сироты, остальные имеют родителей, бабушек, дедушек или других родственников. И если ребенок не хочет, конечно, его не заставят покинуть детский дом.


В день моего посещения детского дома в семье номер №3 работала воспитатель Гульнара Абдрахманова. Очень живая и разговорчивая женщина, то, что мне и было нужно. Она встретила меня с улыбкой, показала, где живут ребята, сказала, что сейчас мы будем пить чай.

За стол мы сели вшестером. Я и воспитатель, слева от меня шестиклассница Ангелина, справа Надя и Настя. Чай нам наливала самая старшая девочка - Полина. Остальные ребята были в школе. Прийти должны были только к обеду.

- Я здесь работаю уже 15 лет, стала рассказывать Гульнара Нургалиевна. - Своих детей у меня нет, может быть, поэтому я очень люблю свою работу и отдаю всю себя этому делу.

Девчонки вели себя очень скромно. Да и потом, когда остальные ребят пришли со школы, стало ясно, что все дети воспитанные, лишнего не скажут. Не думаю, что такое их поведение было обусловлено моим присутствием. Если ребенок не воспитан, то за пять минут до прихода незнакомого человека его не изменишь.

За чаем в основном разговаривали мы с преподавателем. Девочки все больше молчали. После чая Полина решила печь вафли. Продукты ребятам привезли спонсоры. Полина с Ангелиной стали заводить тесто. Пока они это делали с Настей и Надей мы пошли на кружок рукоделия к преподавателю Татьяне Соболевской.

За изготовлением тумаров пошла и беседа. Настя в детском доме всего четыре месяца. У девочки при странных обстоятельствах умерла мама. Вечером ушла из дома, а к утру ее нашли без признаков жизни с переохлаждением. Мама Насти не состояла с ее отцом в официальном браке. По документам у Насти нет папы, а, следовательно, забрать он ее не смог.

- Молодежь не понимает, как важен официальный брак, - говорит Татьяна Соболевская.- Думаем, что будем жить вечно, а тут произошел несчастный случай. У отца документов нет, бабушка Насти старенькая, ей 69 лет. Вот и оказался ребенок в детском доме. Теперь отцу нужно восстанавливаться в правах, это сделать не так сложно, если заняться вплотную. Но быстро получается не всегда, некоторые детки годами ждут, когда родители сделают документы. Мамы приезжают, обещают, говорят, что вот-вот заберу, немного осталось, а потом время начинает тянуться заново.

- Настя, а как ты справляешься с этим горем? Тебе, наверное, сейчас очень тяжело, - спрашиваю я.

- Я не знаю, тяжело ли мне, - после некоторой паузы отвечает девочка.

За Настю ответила Татьяна Юрьевна:

- Вначале ребенок был потерянный, болела постоянно.

- А как ты сама с собой договариваешься, - снова задаю я вопрос.- Как ты себя подбадриваешь?

- Нуу...я иногда думаю, что вот я здесь…Это ведь с одной стороны не плохо, какая разница. Ко мне бабушка приезжает...- отвечает Настя.

Такой ответ, конечно, вызывает улыбку грусти. Очень неубедительно девочка себя уговаривает смириться с тем, что теперь она не дома, что мамы нет, что ее любимый медведь, которого она сделала своими руками (девочка рассказывала о нём) остался дома в ее комнате. Настя замолкает…

- Что у детей внутри творится, мы не узнаем, - говорит Татьяна Юрьевна.- Они не показывают, научились всё держать в себе.

Надя более разговорчивая. В детском доме она не одна. Еще у нее есть старшая и младшая сестренки. Девочки живут вместе. Образ жизни родителей девочек таков, что дети в такой обстановке жить не могут. Но Надя говорит, что сейчас они не пьют и собираются их забрать. Я задаю вопрос Наде:

- А как к вам относятся девочки из школы?

- Раньше они думали, раз мы из детского дома, значит, живем в плохих условиях. Но потом мы им рассказали, как живем, что постоянно ходим в цирк, на вокал. Девочки говорят, что они дома так часто в цирк не ходят, не могут позволить себе заниматься вокалом.


С Татьяной Юрьевной мы поговорили отдельно. Она именно тот воспитатель, который обладает настолько большим сердцем, что смогла забрать в семью четыре ребенка.

- Я и раньше брала детей на выходные. У кого-то из родственников ребят не получалось забирать, а детям ведь хочется, я жалела и брала. У многих наших воспитателей приемные дети, - говорит Татьяна Соболевская.

Кого взять в семью Татьяна Юрьевна выбирала просто. Она стала мамой для наиболее уязвимых детей, тех, кто, по мнению воспитателя, мог потеряться в жизни.

- У нас дочка подрастала, в школе сдружилась с Алинкой Сизовой. Мы девочку взяли на летние каникулы, а когда время пришло возвращать, семья забастовала.

- Не ревнует ли вас дочка к чужим детям?- спрашиваю я.

- Если бы моя дочь не захотела, чтобы в нашем доме были эти дети, не один из них не появился бы, - ответила Татьяна Юрьевна.

Женщина говорит, что у Алины есть сестра Маша.

- Когда мы Алинку забрали, у Маши начались истерики, слезы, непослушание. Девочка говорила – я же вас первая полюбила, почему вы Алину забрали. Стало жалко. Мы с мужем приняли вторую девочку. Так постепенно забрали и третьего ребенка, и четвертого.

- Есть ли вероятность, что скоро в семью примите пятого?

- Я стараюсь об этом не думать. У нас обычная трехкомнатная квартира. Мне бы не хотелось, чтобы дети из одного детского дома переехали в другой.

Женщина вспоминает, как однажды объявилась мама Алины.

- Дети ведь всегда ждут свою маму. Однажды моя воспитанница ждала, мама пришла. Глаз у нее подбит, губа разорвана, курит одну сигарету за другой, вся неопрятная, а ребенок всего этого не замечает, бежит к ней, кричит «мама», обнимает. Когда появилась мама Алины, я не могла спать, кушать. Мы думали, что всё – заберет нашу девочку. Но потом Алина увидела состояние мамы. Девочке 12 лет, она уже всё понимает. Осталась она в нашей семье.

Татьяна Соболевская вспоминает годы, когда условия в детском доме были плохими. Тогда большая часть людей жила не богато, а в детских домах и подавно было не сладко.

- Раньше условия были плохие...сейчас не так. Был момент, когда я понимала – всем помочь нельзя, хотелось просто развернуться и уйти. Комок в горле стоял, когда дети называли мамой. Это потом привыкла.

Татьяна Юрьевна говорит, что в детский дом приходят разные ребята.

- Порой поступают дети, которые не знают что такое полдник, фрукты, которые средствами гигиены пользоваться не умеют. Всякое было. Страшно, когда приходят 17-летние девочки, которые уже такого насмотрелись, в таких эпизодах участвовали. И тогда уже занимаешься не ее перевоспитанием, а следишь за другими девчонками, ограждаешь их от этого опыта, лишь бы она им не рассказывала всего того, что знает. Первые годы девочки выпускались, сразу оказывались в сложной жизненной ситуации, сталкивались с нежелательной беременностью. Сейчас всё по-другому, девчонки стали замуж нормально выходить, мы даже на регистрацию ходим.


После откровенных разговоров я вернулась к Полине и Ангелине. Девчонки тем временем напекли вафель.

- Иногда на выходных я готовлю им манты или плов, - говорит Гульнара Абдрахманова. – Тогда мои дети и на ужин не идут.

Кстати, всегда думается, что дети из детского дома не доедают. Я наблюдала за тем, как ребята обедали. Принесли суп, на второе голубцы, нарезку из огурцов и помидоров. Едоки из них так себе. Кто-то только суп поел, кто-то голубцы. Воспитатель сетует – не едят.

Со школы пришел единственный в этой семье мальчик Дима, девчонки-близняшки Катя и Настя. Одна из них более молчаливая, другая разговорчивая, стала задавать вопросы. Спрашивала о моей профессии, о цели моего визита. Вообще, я заметила, что у ребят основная тема для разговоров – кем стать. Всем хочется заниматься интересным делом, но в тоже время суметь заработать себе на жизнь.

В тот день в детском доме я провела восемь часов. Целый рабочий день. Но за это время смогла увидеть лишь крошечный кусочек работы воспитателя. Скажу, что это был хороший день. Я не знаю, как живут дети в других детских домах, но условия жизни ребят детского дома «Таншолпан» меня порадовали. Конечно, понятно, состояние души воспитанников детского дома оставляет желать лучшего. Я разговаривала с ними, бессовестно задавала очень личные вопросы, чтобы узнать об их мыслях и переживаниях. Знаете, мне кажется, что не вышло у меня достучаться до них. Мы болтали о том и о сём, они отвечали мне, но эти дети отличаются от детей, воспитанных в семье, которые росли в любви и заботе. Детдомовские чувствуют во всем подвох, стараются обезопасить себя от разочарований, насмешек и поэтому открываются не каждому. Но это очень хорошие ребята, и если рядом будут люди, пусть даже за зарплату готовые им помогать, они станут полноценными и очень полезными людьми нашего общества.

В который раз, меняя профессию, я скажу, что поменять ее, пожалуй, не слишком получилось. Быть воспитателем детей, которым не повезло в жизни, работа сложная и очень ответственная. Это особенная профессия – сделать из ребенка умного, ответственного, самостоятельного, честного и доброго человека. Я не представляю, как воспитатели этого добиваются, ведь порой ты сам себе не можешь привить эти качества. А еще любая профессия занимает большую часть нашей жизни, но не настолько, как эта. Ведь здесь воспитателя называют мамой, и поэтому нужно уметь не только учить ребенка всему, что знаешь сам, но и любить всем сердцем и душой.
 

    Рассылка:Рассылка: